Skip to Content

Фильм ШПИОН по книге Бориса Акунина «Шпионский роман» в прокате с 5 апреля 2012

Дата: 
05/04/2012
Ориг. Название: 
Шпион
Жанр: 
приключения
Режиссер(-ы): 
Алексей Андрианов
Актеры: 
Фёдор Бондарчук, Данила Козловский, Владимир Епифанцев, Виктория Толстоганова, Сергей Газаров, Анна Чиповская, Виктор Вержбицкий, Алексей Горбунов, Дмитрий Назаров, Андрей Мерзликин
Страна: 
Россия
Год выпуска: 
2011

5 апреля в кинопрокат Украины выходит фильм ШПИОН по книге Бориса Акунина «Шпионский роман»

Весна 1941 года. В центре Москвы разворачивается напряжённый поединок двух разведок. Цель тайной операции Гитлера - дезинформировать Сталина о планах нападения Германии на Советский Союз.

Старший майор Октябрьский и лейтенант Дорин против гения фашистского шпионажа. Схватка на фоне большой истории, освещенной заревом грядущей войны.

о стилистике фильма

«Нашей идеей было сделать совершенно современный по стилю фильм, не искажая литературную основу… В этой картине ярко выраженный приключенческий, динамичный, очень остро развивающийся сюжет и абсолютно современный язык – как изобразительный, так и актерский»

Продюсер Сергей Шумаков, «Бюллетень Кинопрокатчика» № 9-10, 2010 г.

«Я очень люблю работать с дебютантами. Если, конечно, это подкреплено талантом. Режиссёр Лёша Андрианов – ученик Хотиненко. Я видел его студенческие работы, они произвели на меня сильнейшее впечатление. И сейчас он знает, чего хочет. Он крайне подробен. И главное, что всех подкупило: у него свой концепт. Он преподносит «Шпионский роман» как русский комикс, основанный на символах, образах, легендах советской эпохи. А поскольку всю эту символику – все эти фотографии, плакаты, все неосуществлённые и осуществлённые архитектурные проекты, делали люди талантливые, возникает мощнейший образ. И он будет существовать у нас с таким фантастическим уклоном...»

Актёр Фёдор Бондарчук, «Известия», 8 апреля 2010 г.

«Киношные декорации «Шпиона» сильно отличаются от того, что было в реальности. В кабинете Октябрьского, главы секретного отдела НКВД и наставника начинающего чекиста Дорина, на первый взгляд, всё исторически точно: дисковый телефонный аппарат, дубовый шкаф, на вешалках - советские мундиры. Но подняв взгляд к потолку, можно увидеть красочное панно, на котором большими буквами выложено – СССР. А дверь в кабинете Октябрьского, мало того, что автоматически раздвигается перед входящим, так еще и выполнена в форме пятиконечной красной звезды…

Также режиссер внесет изменения в облик предвоенной Москвы. В киношном мире в 1941 году над Москвой будут курсировать футуристические дирижабли, а вместо Храма Христа Спасителя в центре Москвы будет возвышаться гигантское здание дворца Советов, которое в реальности так и не было построено»

Александр Нечаев, «Комсомольская Правда», 25 мая 2010 г.

«За время работы над фильмом я перечитал «Шпионский роман» раз десять. Эта книга и сейчас лежит у меня на прикроватной тумбочке… Я люблю произведения Бориса Акунина»

Фёдор Бондарчук, интервью
шпион


ШПИОНСКОЕ ДОСЬЕ: РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

о литературной основе сценария

Книга «Шпионский роман» была написана Борисом Акуниным в 2005 году в рамках его литературного проекта «Жанры».

Главные герои «Шпионского романа» не имеют реальных исторических прототипов, зато находятся в литературном родстве с культовым героем «акунианы» - Эрастом Петровичем Фандориным. Немецкий шпион Вассер принадлежит к семье фон Теофельсов, из которой берёт начало род Фандориных. Малая родина советского разведчика Егора Дорина – деревня Дорино, когда-то принадлежавшая Фон Дорнам. Что же касается шефа Дорина – Октябрьского, то он, как выясняется по ходу романа, пересекался с Эрастом Петровичем в период Гражданской войны и, возможно, даже был причастен к его смерти.

В «Шпионском романе», как и в книгах об Эрасте Фандорине, Борис Акунин предлагает читателям свою собственную, оригинальную и абсолютно неожиданную версию развития хрестоматийно известных исторических событий.

«Шпионский роман» повествует об успешной операции Абвера по дезинформации советского руководства о сроках начала войны с нацистской Германией.

Вопрос о том, почему Великая Отечественная война началась так, как она началась, и знал ли Сталин о планах Гитлера или не знал, до сих пор остаётся одним из самых мучительных – и не только для историков.

Тысячи публикаций, сотни версий, но ни одной окончательной, закрывающей все вопросы. Версия, выдвигаемая в «Шпионском романе» Акуниным, в деталях своих, разумеется, чистая беллетристика, или, как выразился Октябрьский, «ненаучная фантастика»… Так события развиваться не могли, просто потому что... Впрочем, часть литературной игры хитроумного автора в том и состоит, чтобы читатель сам определил «точки обмана», щедро рассыпанные по тексту.

Дмитрий Вересаев, «Аргументы и факты», 13 мая 2009 г.

ШПИОНСКОЕ ДОСЬЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ

о советской разведке накануне войны

Одно из первых донесений о возможном нападении Германии на СССР Лаврентий Берия передал Иосифу Сталину ещё в июле 1940 года, почти за пять месяцев до зимнего вечера 18 декабря 1940 года, когда Адольф Гитлер подписал свою директиву № 21 – «План Барбаросса». Начиная с июля 1940 года, разведка постоянно информировала Кремль о том, что Гитлер отказался от вторжения на Британские острова и занят подготовкой к нападению на Россию.

15 июня 1941 года поступила знаменитая радиограмма Рихарда Зорге: «Нападение ожидается рано утром 22 июня по широкому фронту». Подобные предупреждения в тот момент поступили и из ряда других источников, о чём Начальник Главного управления госбезопасности Всеволод Меркулов постоянно информировал Сталина. На одном из донесений Меркулова Вождь поставил следующую визу: «Т-щу Меркулову. Можете послать ваш «источник» из штаба герм. авиации к еб-ной матери. Это не «источник», а дезинформатор. И. Ст.»

21 июня, за день до начала войны, Лаврентий Берия отдал следующее распоряжение: «В последнее время многие работники поддаются на наглые провокации и сеют панику. Секретных сотрудников «Ястреба», «Кармена», «Алмаза», «Верного» за систематическую дезинформацию стереть в лагерную пыль как пособников провокаторов, желающих поссорить нас с Германией. Остальных строго предупредить».

В тот же день Берия писал в докладной записке Сталину: «Я вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который по-прежнему бомбардирует меня «дезой» о якобы готовящемся нападении на СССР. Он сообщил, что это «нападение» начнется завтра. То же радировал и генерал-майор В. И. Тупиков, военный атташе в Берлине. Этот тупой генерал утверждает, что три группы армий вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев... Но я и мои люди, Иосиф Виссарионович, твердо помним Ваше мудрое предначертание: в 1941 году Гитлер на нас не нападет!»

Берия помнил «мудрое предначертание», но верил ли в него? Вряд ли.

Генеральный комиссар государственной безопасности прекрасно знал, что советская разведка в тот период была одной из самых мощных разведок мира (и это несмотря на огромные потери, которые она понесла во время репрессий 30-х годов). Основные разведывательные и контрразведывательные организации входили в состав самых мощных наркоматов – НКВД и Обороны. Их финансовые возможности были неограниченными, разведывательная сеть охватывала 45 стран, в которых действовали 300 легальных и нелегальных резидентур, работавших самостоятельно и часто не подозревавших о существовании друг друга.

Разведывательной деятельностью занимались все военные атташе советских полпредств, как правило, возглавлявших резидентуры в странах пребывания. С ними активно контактировали, как информаторы, европейские коммунисты, деятели рабочего движения, социал-демократы и даже представители... белой эмиграции.

Через третьих лиц в Ватикане с советской разведкой сотрудничали, сами того не подозревая, начальник Абвера Канарис, бывший посол в СССР Шуленбург и многие высокопоставленные чины Третьего рейха. Информатором советского разведчика Рихарда Зорге был германский посол в Японии генерал-майор Ойген Отто, по другой версии – Отто и сам был частью советской шпионской сети.

На советскую разведку работала и так называемая «Кембриджская Пятёрка», которой руководил Ким Филби. В этой «Пятерке» был шотландец Гай Френсис де Монси Бёрджес, сын вице-адмирала королевского флота, и троюродный брат королевы Британии Энтони Фредерик Блант.

По некоторым данным в предвоенные годы и во время войны на советскую разведку работал Ди Кортелаццо – родной племянник министра иностранных дел Италии, главного союзника нацисткой Германии.

«Информация, которую посредством секретных операций добывали советские разведчики накануне и во время Второй мировой войны, содействовала военным усилиям Советов и представляла такого рода материал, который являлся предметом мечтаний для разведки любой страны», - писал много лет спустя директор ЦРУ США Аллен Даллес.

Итак, к середине 1941 года руководство СССР обладало более чем достаточной информацией для того, чтобы в ближайшее время ждать нападения со стороны фашистской Германии. Тем не менее, Иосиф Сталин упорно отказывался верить в близость войны. Почему и как это случилось? Гипотез множество...

Одна из них – в фильме «Шпион»!

Трейлер: